©2018 Учебные документы
Рады что Вы стали частью нашего образовательного сообщества.

ФЕДОР ИВАНОВИЧ ШАЛЯПИН - Е. Я. Басин искусство и взгляд (глаза) Москва 2013

АКТЕРЫ

ФЕДОР ИВАНОВИЧ ШАЛЯПИН


Шаляпин Ф.И. Литературное наследие. М., 1960


Том 1.
И вообще она своим молчанием, своим мертвым взглядом заставляла меня много думать о ней. (Дочка прачки, душевнобольная – Е.Б.) (61).

Он смотрел на меня несколько секунд молча, презрительно и, раздавив меня взглядом, говорил, точно булавкой колол:

-Уходи. (Бухгалтер - Е.Б.) (67).

Я пел по-русски, языка они не понимали, но по взору моему почувствовали, что я чего-то сильно испугался. (Постановка «Бориса Годунова» в Париже. – Е.Б.) (262).

Жест, конечно самая душа сценического творчества. Настаивать на этом, значит ломиться в открытую дверь. Малейшее движение лица, бровей, глаз – что называют мимикой, - есть, в сущности, жест (262).

Но проводя рукой линию по воздуху, я глазами моими отмерил расстояние, так что жест мой вовсе не говорил вам о карнизе и поле, - он был согрет чем-то другим.

Жест есть не движение тела, а движение души.

Вам запретили механические движения, приставленные к слову с нарочитостью. Другое дело – жест, возникающий независимо от слова, выражающий ваше чувствование параллельно слову. Этот жест полезен, он что-то рисует живое, рожденное воображением.

Образцом великого художника, который движением лица и глаз умел рисовать великолепные картины, может служить наш известный рассказчик И.Ф.Горбунов. В чтении его рассказы бедноваты. Но стоило только послушать, как он их рассказывает сам, и посмотреть, как при этом живет, жестикулируя, каждая черта его лица, каждый волосок его бровей, чтобы почувствовать, какая в его рассказах глубочайшая правда, какие это перлы актерского искусства (263).

Их глаза буквально ощупывали мой нос, бороду. (Фрейлин, великих княгинь - Е.Я.) (295).

Подозрителен и беспокоен стал его взгляд. (Шаляпина – Е.Я.) (565).

Каждое движение его, каждый взгляд поют. (Шаляпина – Е.Я.) (694).


Том 2.
Почти неподвижное лицо, слегка сдвинутые брови, печально наклоненная голова, взгляд, погруженный как бы в самого себя, - сосредоточили внимание слушателей на самой музыке, ее интонациях, рождаемых взволнованными чувствами актера. (Рубен Симонов о Шаляпине. Е.Я.) (378).

МАСТЕРА ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА


Мастера искусства об искусстве.


В 7 томах. М., 1965-1970


Том 1.

«ЧИТРАЛАКШНА»

(ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ ЖИВОПИСИ)
У женщин и прелюбодеев глаза следует изображать в форме рыбьего живота. Глаза у простых людей желательно изображать в форме лепестков лотоса утпала… Если глаза выражают страх или [полны] слез, установлено, что их нужно изображать в форме лепестков лотоса падма. Глаза, полные гнева или боли и страдания, следует изображать в форме раковины каури. У глаз, имеющих форму лепестка лотоса утпала, края – красные, глазное яблоко – черное и блестящее, ресницы – с длинными кончиками и прелестные; их окраска [должна быть выполнена] в мягких тонах… Когда изображают глаза богов, то из них на царей и на все живые существа исходит благо. [Глаза богов] блестящие, по цвету подобны молоку, маслянистые, с прямыми ресницами; сиянием [они] напоминают лепестки лотоса падма; голубая радужная оболочка переливается всеми цветами; глазное яблоко – черное и большое. Изображение подобных глаз приносит богатство и счастье… Каков должен быть размер этих глаз в ширину, уже полностью было указано. Характерные черти тридцати шести видов [глаз] в зависимости от выражения лица будут изложены позднее… (31).

СУ ШИ


Трудность передачи души на портрете заключена в глазах. (101)
Том 2.

ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ


То лицо, которое на картине прямо смотрит на художника, его делающего, всегда смотрит на всех тех, которые его видят. И та фигура, которая написана так, что она видима сверху вниз, всегда будет казаться видимой сверху вниз, даже если глаз, ее видящий, будет ниже этой картины (134).
Том 4.

ПЬЕР ЖАН ДАВИД Д᾽АНЖЕР


Натурщик никогда не сможет выразить чувство, одухотворяющее сюжет; художник должен найти выразительность движения в своем сердце… (104).

Черты лица то же, что концовка в речи. Это многообразие, которое стремится к единству. Художник не должен придавать значения второстепенным подробностям. Их следует отбросить, если работаешь для будущего. Нужно оставить в стороне все, что является только отблеском света, и работать над самим источником света, жизненным принципом мира. Лаконичность помогает выявить мысль в произведении искусства (104).

Достоинство художественного произведения определяется не только реальным результатом нашей работы, но и чувством, которое охватывает зрителя, если нам удалось передать правду. Если наш судья обладает чувствительным темпераментом, наши создания возвеличиваются в его глазах: он воспринимает магнетизм, исходящий от композиции художника (104).

Изучайте действительность: поза, жест, взгляд, предшествуют слову, как молния предшествует грому. Их выразительность необыкновенно способствует красноречию слова: они выявляют душу, такую взволнованную, что в нетерпении она прибегает к самому непосредственному и быстрому способу выражения своих чувств. Душа как бы потрясает все тело человека внезапным взрывом движений. Скульптор, ваявший статую, изображает свой персонаж в момент молчания, который предваряет речь. Таков закон материала. Художник должен использовать средства, данные человеку для выражения своих чувств, когда он безмолвствует. Поза, жест, взгляд должны говорить, если вы не хотите, чтобы у вашего героя было холодное и скучающее выражение.

Жест полон выразительности. Он может одухотворить скульптуру, но множество одновременных жестов лишают позу благородства (105).

ЖАН ФРАНСУА МИЛЛЕ


Когда я глядел на мучеников Мантеньи, мне казалось, что стрелы св. Себастьяна пронзают меня. Эти мастера – магнетизеры; они обладают необычайным могуществом; они ввергают вас в радости и печали, которые овладевают вашим телом. Но когда я увидел рисунок Микеланджело, изображающий человека в бессознательном состоянии, то при виде расслабленных мускулов, впадин и выпуклостей этого тела, обессиленного физическим страданием, я испытал целый ряд чувств: мне показалось, что я, как и он, измучен болью, я жалел его; у меня так же, как у него, болело все тело, болели все члены. Я понял, что тот, кто это сказал, был способен воплотить в одной фигуре все зло и добро человека. Это сделал Микеланджелос – этим все сказано. В Шербуре я видел посредственные гравюры с его произведений, но здесь я соприкоснулся с его сердцем; я услышал голос того, кем я был одержим всю свою жизнь (225).
Том 5. Книга 1.

ОГЮСТ РЕНУАР


Два глаза самого прекрасного лица всегда будут чуть разные, ни один нос не приходится точно над серединой рта; дольки апельсина, листья дерева, лепестки цветка никогда не бывают совсем одинаковы. Может быть, это разнообразие и придает особое очарование всем красным вещам (121).

ПОЛЬ ГОГЕН


…всякий раз, когда пользуешься цветом, – это не для того, чтобы рисовать, а чтобы дать музыкальные ощущения, вытекающие непосредственно из него самого, из его внутренней силы, таинственной и загадочной (169).

Когда я вижу портрет, написанный Веласкесом или Рембрандтом, я едва замечаю черты изображаемого лица, так как у меня внутреннее ощущение того, что передо мной – моральный портрет этих живописцев. Веласкес – глубоко царственный. Рембрандт, волшебник, – глубоко пророческий (169).


АНРИ МАТИСС


…Я иногда не даю глаз и рта моим персонажам, это потому, что лицо анонимно. Потому что выражение заключено во всей композиции. Руки, ноги – это линии, которые действуют, как в оркестре: регистр, движения, разные тембры. Если дать глаза, нос, рот, это ничего особенного не даст, наоборот, это парализует воображение зрителя и заставляет видеть определенного человека, некое сходство и т.д. Когда же вы даете линии, валеры, акценты, воображение зрителя идет по лабиринту этих многочисленных элементов, и тогда воображение свободно от ограничивающих его оков (243).

Характер нарисованного лица зависит не от его пропорций, а от одухотворяющего внутреннего света. Так что два рисунка одного и того же лица могут передавать один и тот же характер, хотя пропорции лица на этих двух рисунках будут разные (244).


ЭМИЛЬ АНТУАН БУРДЕЛЬ


Чтобы сделать портрет гения, надо сначала четко представить себе форму его сущности… Затем верность глаза… и, наконец, выразительность через преувеличение (349).

В истинный портрет (достойный этого имени) художник вкладывает свою личность и, кроме того, вечность. Он должен уметь выявить всеобщность и извечность жеста, который он собирается выразить (351).

Чтобы воспроизвести чье-либо лицо, чтобы его понять и обобщить, надо увидеть скрытое лицо глазами провидца; иначе портрет будет мертв (358).
Том 5. Книга 2.

МАКС ЛИБЕРМАНН


У художника на палитре краски от черной до белой. И он, как волшебник, должен из них создать на полотне жизнь, свет, воздух. Два-три штриха, два-три спонтанно нанесенных красочных пятна должны с некоторого расстояния внушить зрителю образ природы. И только творческая фантазия художника, а не ловкость рук фокусника, может свершить это чудо. Посмотрите на портрет папы Иннокентия в Риме: двумя пятнами обозначены глаза, несколькими штрихами – нос и рот и небольшим количеством линий и цвета, которые, как гласит придание, могли быть выполнены за один час, – и перед нами возникает весь облик человека, с его умом, алчностью и другими преступными страстями. Мы ощущаем всю силу папской власти, видим папу, насмехающегося над ней (45-46).

ФЕРДИНАНД ХОДЛЕР


О ВИДЕНИИ
Глаз невоспитанный видит форму и цвет вещей не так, как глаз опытный. Он не понимает всей ценности явлений, ритма форм, порождаемого движением, позой и жестом. Труднее же всего проследить темп движений.

Можно узнать лицо человека, совершенно забыв точные формы его головы (133).


ДЖЕКОБ ЭПСТЕЙН


Говорят, что скульптор, так же, как любой художник, в каждом произведении и даже в портретах, изображает сам себя… Это справедливо только с одной точки зрения: каждое произведение «окрашено» мировоззрением художника (180-181).

АМАДЕО МОДИЛЬЯНИ


Именно человеческое существо интересует меня. Его лицо – это высшее творение природы. Я пользуюсь им неустанно. (243)

Том 6.


ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ ЧИСТЯКОВ


Я, со своей стороны, нахожу, что И.Е.Репин в своей картине «Запорожцы» показал ясно и убедительно свой большой талант; особенно силен он в выражении лиц. Мало художников найдется и в Европе, которые так совершенно и выразительно чувствуют экспрессию… (367)

ИВАН НИКОЛАЕВИЧ КРАМСКОЙ


…Гольбейн. Это был человек колоссального ума и, вероятно, огромного таланта. Он спускался со своим анализом почти в самую глубину человеческого лица (432).

Я всегда любил человеческую голову, всматривался, и когда не работаю, гораздо больше занят ею, и чувствую, наступает время, что я понимаю, из чего это господь бог складывает то, что мы называем душою, выражением, небесным взглядом и всякой другой чепухой (с вашего позволения); я даже, кажется, понимаю страсти и характер человека… (433).

…когда на полотне добивались сходства с тем, что они видели умственным взглядом, техника выходила сама собой (433).

Мы как раз подошли к портрету Стрепетовой Ярошенко…

…портрет Стрепетовой будет останавливать всякого. Ему не будет возможности и знать, верно ли это и так ли ее знали живые, но всякий будет видеть, какой глубокий трагизм выражен в глазах, какой безысходное страдание было в жизни этого человека, и зритель будущего скажет: и как все это искусно приведено к одному знаменателю, и как это мастерски написано! (442).

…недостаточное чутье формы лишает человека возможности владеть выражением лица. У тех, кто призван к живописи, как искусству передавать внутренний мир человека внешними формами – чувство волнующейся и движущейся линии и формы ужасно развито. Человек, так сказать, с этим рождается, и этому не учатся (452).

Верещагин никогда, за исключением первых его вещей, не ставил себе задачей выражение человеческого лица самого по себе… (453).

Но человеческие лица отсутствуют: выражение на них намечено слишком общими массами: понять выражение можно, но увидеть живую душу человека нельзя (453).


ФЕДОР АЛЕКСЕЕВИЧ ВАСНЕЦОВ


Вечер, уже поздно, тороплюсь окончить письмо, а самого так поминутно и поворачивает какая-то сила к картине. Ведь уж знаю ее до последней точки; чего бы, кажется, глядеть? Так ведь нет, тянет; как будто вдруг наступит момент какого-то нравственного света, и я ясно-ясно увижу картину, сразу познаю, хороша она или нет (506).

Правда, бывают у меня минуты художественного ясновидения: вдруг я ясно вижу все, что нужно сделать в картине, все, до подробностей; но это всегда поздно, т.е. тогда, когда картина уже почти готова, а ясновидение мое заставляет переделать все сверху донизу (507).


Том 7.

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ КАСАТКИН


Неотразимое впечатление производит Мадонна Рафаэля… Увидел нечто трогательное по своей простоте, неосязательности живописи (отсутствие всякой утрировки) – и чудное, чудное выражение этих двух глаз Мадонны, выражающих то чувство, которое ранее сне не было знакомо, и я был потрясен этим, новым мне ощущением… это невещественное… нет? Это то, что может дать красота души девы – человека – матери, несущей в жертву людям самое любимое – сына божественного, и любящая его и людей (144).

КУЗЬМА СЕРГЕЕВИЧ ПЕТРОВ-ВОДКИН


Трудность портрета главным образом в том, чтоб объединить в нем декоративную и психологическую сущность.

Происходит это в силу понятного внимания и уважения к выразительности в высшей на земле формы – как человеческое лицо (447).


?


consensus-statement-the-3.html

consent-agenda.html

consent-to-organ-donation.html

consequences---draft.html

consequences-of.html